Казах.ру
поиск по сайту и Казнету
rus / eng / kaz
Новости
Новости
Статьи
Объявления
Блоги
Видео
Поиск по разделу
Последние темы всех форумов:

Банктан несие алуға көмек беретін адам барма өтініш, ...
Адамды дуалап алу деген рас па? ...
Бала көтере алмай жүрмін ...
Дуа кайтаратын емшілер бар ма ...
30 дан аскан кыз - жигиттердин танысу бурышы!!! ...
суррогатное материнство...
30-50 жас аралығында әйелдермен танысқым келеді ...
Стану донором ооцитов...
ищу донора яйцеклетки...
Бала туғым келеді ...










Статьи, интервью, репортажи



Музы не молчали

«Дорогая мама!» Ты самое дорогое существо для меня во всей вселенной. Пусть не донесутся до твоего слуха бомбы и снаряды.
Людмила Варшавская, "Известия-Казахстан", №80.2006 г.



Знаю, что днем и ночью ты думаешь обо мне и частенько восклицаешь: «О, мой единственный сынок, вернись же живым и здоровым!» Мама, я мечтаю вернуться к тебе живым, чтобы влить новые силы в твое сердце. Опорой станут тебе мои песни, мой любящий голос. Я вернусь. Как возвращаются птицы весной. Это будет весна мира!»

Так писал в одном из последних писем матери исполнитель казахских народных песен, замечательно игравший на домбре двадцатилетний Костуган Казыханов.

Но ему, как и многим другим фронтовикам, не удалось встретить весну мира, так и не пришлось обнять свою мать. Он остался лежать на холме, в братской могиле с деревянным, наспех сделанным памятником у деревни Дубровской Калининской области.

Война… Сколько замечательных, талантливых людей унесла она, и среди них много казахстанских музыкантов. Так, в возрасте 32 лет на Волоколамском шоссе под Москвой в ноябре 1941 года погиб, поднимая бойцов в атаку, уже обретший было известность композитор Владимир Поливанов. В сентябре 1942-го в жестоких боях под Харьковом пал смертью храбрых замечательный домбрист, дирижер и композитор Габдильман Матов. В мирное время этот 24-летний энтузиаст был организатором художественной самодеятельности, а затем и крупных оркестров в промышленном Балхаше и угольной Караганде. В марте 1944 года погиб музыкант-исполнитель Исхак Валиев. Примерно в то же время при вторичном освобождении Харькова сгорел со своим танком еще недавний студент четвертого курса Московской консерватории Али Базанов. Приезжая в Алма-Ату на каникулы, Али всякий раз пробовал свои силы на Казахском радио. Он писал, вспоминала тогдашняя солистка его Тамти Ибрагимова, свои песни для вокалистов и потом, попав на фронт, продолжал это делать для бойцов.

Утраты, прерванные на полуслове жизни, нереализованные возможности… Фронтовое повседневье никак не располагало к творчеству даже самых одаренных. И тем не менее многие из них сумели оставить нам частицу самих себя – в стихотворной строке, заметке для дивизионной газеты, лихой частушке или сочиненной в минуты привала песне. Именно к этим подаркам судьбы нужно отнести написанные в перерывах между боями для созданной по предложению Бауыржана Момышулы концертной фронтовой бригады песни Рамазана Елебаева. Это «Марш Талгарского полка», «Марш 23-го полка», а потом и «28 гвардейцев». Но самой популярной из них, если не сказать, легендарной, стала «Жас казах», то есть «Молодой казах». Именно она вошла лейтмотивом в оперу Ахмета Жубанова «Тулеген Тохтаров», премьера которой состоялась в 1947 году на сцене Государственного театра оперы и балета.

Певцу и композитору Рамазану Елебаеву было уже 32 года, когда он попал на фронт. За его плечами были рабфак, служба в армии, работа в Казахском театре драмы, муздрамстудия, мединститут, песни и музыка к спектаклям и, наконец, Московская консерватория. Оттуда, из консерватории, он и ушел в Панфиловскую дивизию, где близко сошелся с Тулегеном Тохтаровым, но вскоре в сражении под Бородино Тулеген, совершив на его глазах подвиг, погиб, и всю боль утраты, горечь потери геройски ушедшего друга Рамазан выразил в песне «Жас казах». Через полтора года под Ново-Сокольниками, что западнее Великих Лук, у Пушкинской горы, во время артналета был убит и сам Елебаев. Остались отдельные немногочисленные фотографии, документы и ноты его сочинений. Среди них тот самый «Жас казах» – песня-реквием как по Тулегену Тохтарову, посмертно удостоенному звания Героя Советского Союза, так и по всем тем, кто навсегда остался на поле боя. Песня, которую потом блистательно исполнял оперный певец Байгали Досымжанов.

С нею же, этой песней, выступал перед бойцами Калининского фронта и другой казахский певец – Жусупбек Елебеков. Он, как многие артисты той поры, выезжал туда в составе концертных бригад. И всякий раз его принимали так, будто это он – Тулеген Тохтаров.

Скомплектованные по-походному, специальные концертные бригады бывали на разных фронтах. Только перед бойцами 8-й гвардейской, впоследствии Панфиловской, дивизии выступали Елубай Умурзаков, Манарбек Ержанов, Ануар Умбетбаев, Зейнеп Розмухамедова, Нина Куклина. А как сердечно принимали там «казахского соловья» Куляш Байсеитову! Многие помнили ее выступления на сцене до войны, и у всех на слуху была ее игривая «Гакку» из оперы «Кыз-Жибек». Не меньшей известностью пользовалась и песня «Алтай» обладательницы редчайшего голоса и народной манеры исполнения Жамал Омаровой. И уж, конечно, вряд ли нужно было представлять тогдашним зрителям любимую во всей стране Розу Багланову с ее знаменитой «Самарой-городком». Как родную принимали ее и были признательны ей за поддержку в самый тяжкий час жизни защитники блокадного Ленинграда, бойцы Сталинградского сражения, битвы на Курской Дуге. Она пела солдатам I Украинского, I Белорусского и других фронтов.

В годы войны одна из первых выехала со своим ансамблем на линию фронта и замечательная Шара Жиенкулова, удачно сочетающая в своих номерах танец, песню и игровой момент. Артистка Казгосфилармонии им. Джамбула, она создала особый жанр танцевальных миниатюр, которые пополнили ее и без того богатый репертуар, состоящий из танцев разных народов.

– Летом 1941 года, – вспоминала она, – мы с Жамал Омаровой отправились в Москву на смотр-конкурс. Но пока мы туда ехали, началась война, и ни о каком конкурсе не могло быть и речи По Указу Комитета обороны всех артистов стали распределять во фронтовые бригады. Мне и моему ансамблю дали военную одежду и послали на передовую. Мы ехали по разгромленным уже Калужской и Смоленской областям и всюду видели следы фашистских зверств. Старая Истра и другие селения были начисто сожжены, в Спас-Нуделе гитлеровцы заживо бросали маленьких детей в колодцы. Горю матерей не было предела. В Волоколамске повесили восьмерых партизан, а вместе с ними и маленькую девочку. Увидев это, я буквально лишилась сознания и в этом шоковом состоянии угодила во фронтовой госпиталь. Там мне дали прийти в себя, затем мы выступили перед ранеными и были направлены во 2-й гвардейский корпус генерала Доватора. Пробыли мы там недолго – ровно столько, чтобы дать несколько концертов гвардейцам, после чего нам предстояло объехать оборонные заводы Кузбасса, Урала, Сибири и Дальнего Востока. Ездили мы три месяца, а когда вернулись в Казахстан, я получила телеграмму от Сталина. «Народной артистке тов. Шара, – говорилось в ней. – Благодарю вас, товарищ Шара, и ваш ансамбль за заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Примите мой привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин». Это было настоящее потрясение, и чтобы не остаться без ответа, я собрала все свои сбережения и купила для Красной Армии танк. Он, я знаю, дошел до Чехословакии, и на нем алой краской значилось: «Шара».

– Концертные бригады выезжали в воинские части постоянно, – вспоминал в свое время другой выдающийся деятель казахстанской культуры Канабек Байсеитов. – Наши артисты были своими людьми на Волховском, Сталинградском и других фронтах. Летом 1942 года одна из групп выехала на Северо-Западный фронт, и среди них была Куляш. Но не только наша армия была предметом заботы работников искусства. Они немало делали и для того, чтобы поднять дух тружеников города и села. Ну а для конкретной материальной помощи фронту организовывались специальные концерты и встречи. Кстати, тон этому задала Шара, когда, вернувшись после выступлений на фронте и в тылу, впервые устроила большой концерт, сбор от которого был отдан в Фонд защиты Родины.

Что же касается Театра оперы и балета, то он в ту тяжелую пору стал средоточием музыкальной жизни Казахстана. Нужно не только продолжить свою работу, решили мы на общем собрании, но делать это лучше и плодотворнее, чем раньше. И приступили к репетициям. Проводить их было сложно, потому что в момент возвращения труппы из гастролей по Гурьевской области половину мужского состава прямо с дороги забрали на фронт. Правда, через некоторое время в Алма-Ату начали прибывать работники других театров из оккупированных немцами городов. Изрядно поредевший коллектив наполнился хором в 80 человек из Буковины, влились в оркестр украинские музыканты. 12 артистов прибыло из Киева, четыре солиста балета – из Белоруссии. 7 ноября 1941 года состоялось открытие здания театра. Первым спектаклем на его сцене была героико-революционная опера азербайджанского композитора Абдул-Муслима Магомаева «Наргиз». А через год была поставлена опера Евгения Брусиловского «Гвардия, вперед!» по либретто Сабита Муканова. Это была первая советская опера, посвященная событиям Великой Отечественной войны и сынам казахского народа в частности.

Звучала в те годы наша казахстанская музыка и с экрана. С первых месяцев войны созданная в Алма-Ате Центральная объединенная киностудия начала снимать фильмы-концерты. Адресованная воинам-казахстанцам лента называлась «Под звуки домбр». В ней был собран цвет исполнительского искусства нашей республики, а венчали все это фрагменты из оперы Евгения Брусиловского «Ер-Таргын», где партию Ак-Жунус пела Урия Турдыкулова. «Я помню, – рассказывала она, – с каким волнением исполняли мы эти эпизоды, зная, что нас будут слушать на фронте. Ведь им, солдатам, дорога была любая мелодия, любой звук с родной земли. Позже, бывая на фронте, я убедилась в этом сама».

В 1943 году был отснят «Казахский киноконцерт», где участвовали ведущие мастера нашей сцены и эстрады, а известные всем братья Абдуллины исполняли песню «Казахстан». Потом один из них – Муслим – ездил с бригадой артистов в 8-ю гвардейскую дивизию генерала Панфилова, выступал под огнем в сражающемся Сталинграде, пел оперные арии для бойцов армии Жадова. Вместе с ним участвовал в этих поездках самый, наверное, в те поры популярный исполнитель народных песен Гарифулла Кумангалиев. Его знаменитые «Шестнадцать девушек» с восторгом принимались во всех армейских частях. Сам же «Казахский киноконцерт» с успехом демонстрировался тогда в 16 странах мира.

О музыкальной жизни военных лет можно говорить много. Но более подробное рассмотрение ее – задача искусствоведов. Мы же хотели дать представление о ее наиболее значительных моментах. Ведь все это – наша история. И знать ее мы должны, как должны беречь память о тех, кто мужеством своим, верой в победу и конкретными действиями отстояли для нас весну мира. Ту самую весну, о которой писал в своем последнем письме матери 20-летний Костуган Казыханов и увидеть которую ему было не суждено.







Комментарии

Комментариев еще нет. Ваше сообщение будет первым.



Ваше сообщение
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Текст:
Код на картинке:

обновить код
 






© 2002—2017   | info@kazakh.ru   | Блог  | О проекте  | Реклама на сайте | Вакансии 
Группа Вконтакте Страница в Фейсбуке Микроблог в Твиттере Сообщество на Мейл.ру Канал пользователя kazakhru - YouTube